Москва в конце 12 - начале 14 столетия

Введение.

1. Причины возвышения Москвы и Московского княжества и его развитие в 12-14 веке.

2. Даниил Московский - первый самостоятельный московский князь.

Выводы.

Список использованной литературы.


Введение

Московское княжество — средневековое русское государство. Первоначально удел великого княжества Владимирского, с середины XIV века в результате превращения Владимира в вотчину московских князей — великое княжество, возглавившее процесс объединения русских земель в единое государство.

Первым московским князем, о котором сохранились не только достоверные летописные свидетельства, но и упоминания в грамотах и записи на пергаменном кодексе, был Даниил Александрович.

Москва — центр небольшого княжества — становится в XIV в. основой объединения русских земель в могущественное единое государство, ведущей силой в борьбе с иноземным игом, за национальную независимость.

Дворянско-буржуазные историки пытались объяснить историческую роль Москвы лишь выгодным географическим положением или дальновидной и решительной политикой ее князей. Историки, вооруженные марксистским пониманием исторического процесса, сумели вскрыть истинные причины этого явления: образование единого Русского государства объясняется ростом общественного разделения труда, развитием производительных сил, прежде всего городов. Москва находилась в центре экономически развитого края. Сам город был средоточием разнообразных ремесел. Удобные пути, связывавшие Москву с дальними и ближними землями, содействовали росту торгового обмена и быстрому заселению края. Естественные водные и лесные преграды затрудняли частые набеги татаро-монголов и создавали благоприятные условия для подъема экономики и культуры края. В междуречье Волги и Оки находилось этническое ядро формировавшейся великорусской народности. Трудом ремесленников и крестьян московского края накапливались материальные предпосылки, позволившие именно Москве стать центром складывавшейся великорусской народности, которая сплотила в дальнейшем многочисленные народы нашей страны в единое и мощное государство.

Все это ставило Москву в авангарде общенациональных сил, боровшихся против иноземного порабощения, облегчало ее роль в объединении русских земель. Складывавшийся в таких условиях прочный военно-феодальный государственный аппарат способен был обеспечить подчинение широких трудящихся масс воле господствующего эксплуататорского класса.

В начале XIV в. развернулась борьба за главенство на Руси между двумя княжествами: Тверским и Московским. Долгое время борьба шла с переменным успехом. В 1318 г. впервые ярлык (грамоту) на великое княжение получил московский князь Юрий Данилович, через семь лет убитый в Орде своим соперником князем Дмитрием Михайловичем Тверским. Более удачливым политиком оказался брат Юрия Иван Данилович Калита, княживший в 1325—1340 гг. Свое прозвище «Калита» (сумка, кошелек) он получил в связи с тем, что был расчетливым, осторожным политиком и скопидомным хозяином. Не обладая достаточными силами, чтобы решительно выступить против Орды, он стремился использовать покровительство татарского хана, чтобы добиться политического первенства на Руси. Уже в 1327 г., став во главе татарского войска, Иван Калита разгромил в Твери восстание против ордынского наместника Щелкана и получил великое княжество. Тверское восстание не осталось безрезультатным: отныне «выход» (дань) в пользу Орды стали собирать не татарские сборщики (баскаки), а русские князья. Дорогой ценой платил Калита за покровительство хана. Время победоносной борьбы с врагом еще не приспело. Характеризуя время Калиты, летописец писал, что при нем наступила «тишина велика на 40 лет и престаша погании воевати Рускую землю».


1. Причины возвышения Москвы и Московского княжества и его развитие в 12-14 веке

Первое упоминание о Москве в летописях относится к 1147 г. Во время частых тогда междукняжеских войн черниговский князь Святослав Ольгович, спасаясь от преследования, бежал в землю вятичей, которая тогда входила в состав его отдаленных владений. Здесь он встретил посланцев своего союзника суздальского князя Юрия Долгорукого, сына Владимира Мономаха, которые передали ему приглашение князя приехать на совет в Москву. «Прииде ко мне, брате, в Москов»,— писал князю Святославу Юрий. Здесь, в Москве, на порубежье с землей кривичей, принадлежавшей суздальским князьям, и состоялась встреча союзников. В честь нее было устроено пиршество — дан «обед силен».

С 1147 г. ведется летосчисление многовековой истории нашей славной столицы Москвы. Но, как мы видели, ее действительная история началась задолго до этой даты. Не волею того или иного князя, а трудом ремесленника и крестьянина создан был вначале маленький, а затем крупнейший город России. Его название восходит к Москве-реке. Происхождение же самого слова не вполне еще выяснено. Некоторые исследователи связывают его с праславянским корнем «моек», что значит «мокнуть», и угро-финским «ва» (река). Другие возводят название к угро-финскому «мое», «моек» (корова).

Уже на заре своей истории Москва стала важным стратегическим пунктом на юго-западном порубежье Вла-димиро-Суздальской земли. Она находилась на очень удобном скрещении водных путей и проезжих дорог. От нее по Яузе, а потом по Клязьме и на восток шел путь во Владимир — крупнейший город Северо-Восточной Руси XII в. На водоразделе между Яузой и Клязьмой еще в древности находилось село Мытищи, где с купцов взимали проездную пошлину — мыт. С севера на юг дорога вела из далекого Новгорода через Волоколамск к Оке и Рязани. Другая сухопутная дорога шла с запада на юго-запад, связывая через Москву Черниговское и Смоленское княжества с Владимирской землей. Таким образом, Москва находилась на скрещении важнейших путей Древней Руси.

В середине XII в. энергичный и дальновидный князь суздальский Юрий Долгорукий, стремясь обеспечить защиту западных границ своего княжества, построил целый ряд городов-крепостей; среди них Юрьев-Польской (1152 г.) и Дмитров (1154 г.). В 1156 г. он, по сообщению летописи, «заложи Москву па устий же Неглинны, выше реки Яузы». Речь шла о сооружении новых деревянных городских укреплений, а не об основании самого города.

Новые города Владимиро-Суздальской Руси с их торгово-ремесленным населением, равно как и с мелким военно-служилым людом, стали надежной опорой растущей княжеской власти в борьбе против могущественного местного боярства. Отголоски этой борьбы сохранились в легенде о столкновении князя Юрия с боярином Кучкой.

В 1282 г. Москва снова попадает на страницы летописи. Здесь в это время княжил Даниил Александрович (младший сын Александра Невского), который участвовал в коалиции князей, выступивших против Дмитрия — стершего сына князя Александра. Несмотря на разорение Москвы в 1293 г. ратью татарского царевича Дюденя, Даниил настолько укрепил свои позиции, что в 1300 г. захватил у рязанских князей Коломну, находившуюся при впадении Москвы-реки в Оку.

Московское княжество начинает выделяться из Владимиро-Суздальского в XIII веке. Город Москва, вокруг которого сгруппировалось это княжество, до XIII в. не играл заметной роли в русской жизни. Основателем дома московских князей был младший сын Александра Невского, Даниил. Ему принадлежит расширение московского удела: разбив рязанского князя Константина Романовича, он взял его в плен и захватил город Коломну (1301 г.), которая с этого времени, по-видимому, навсегда остается за Москвой. Сверх того Даниилу удалось получить Переславль-Залесский, по духовному завещанию племянника, больного и бездетного Ивана Дмитриевича (1302). В 1303 г. Даниил умер, не сделав, кажется, никакого распоряжения на случай своей смерти. Старший из пяти его сыновей, Юрий, или Георгий, захватил в свои руки всю власть отца. Братья сначала находились в его безусловном повиновении; с ними Юрий ходил на Смоленскую землю и взял Можайск.

И вот в 1304 г. начинается борьба за великое княжение между тверскими и московскими князьями, — многолетняя кровавая распря, окончившаяся победой московского князя Ивана Калиты, утвердившегося в 1328 г. с помощью Орды на великокняжеском престоле. С этих пор великое княжение не разлучалось с Москвой, а между тем за какие-нибудь тридцать лет до 1328 г. Москва была ничтожным уделом: Даниил еще не владел ни Можайском, ни Клином, ни Дмитровом, ни Коломной, и владел лишь ничтожным пространством между этими пунктами, по течению Москвы-реки. Калита же в 1328 г. владел только Москвой, Можайском, Звенигородом, Серпуховым и Переяславлем, т. е. пространством меньше нынешней Московской губернии. Что же дало возможность Москве получить великое княжение и увеличиться, и каким путем шло это возвышение?

Позже один из них, Иван Калита, овладел Переяславлем и утвердился в нем, а Александр и Борис отъехали из Москвы в Тверь, так что при Юрии неизменно оставался один только из братьев, Афанасий. По мнению В. И. Сергеевича, нет основания думать, что московский удел был разделен между Юрием и Афанасием: Юрий Данилович был один князем Москвы, коломенским и можайским («Юридические Древности», I, 51). Юрию наследовал Иван Калита. Большинство историков (Карамзин, Соловьев, Иловайский) смотрят на Калиту как на первого «собирателя Руси» и видят в нем большой государственный ум. Иного мнения держится В. И. Сергеевич: Иван Калита, по его словам, «сделал некоторые приобретения к Московскому уделу; это весьма возможно, но то же делали и оба его предшественника, а потому нет повода называть его первым собирателем». Он был решительным проводником «взгляда на княжение, как на частную собственность князя, со всеми его противогосударственными последствиями, а не основателем государственного могущества Москвы».

По мнению Д. И. Иловайского, московская земля при Иване Калите «заключала в себе все течение р. Москвы, с городами Можайском, Звенигородом, Москвой и Коломной; далее на юго-запад она простиралась от Коломны вверх по Оке, с городками Каширою и Серпуховом, а на северо-запад владения Москвы охватывали часть Поволжья, заключая в себе волжские города Углич и Кострому. Они перешли далеко и на сев. сторону Волги; Калита купил у обедневших местных князей не только Углич, но также Галич Мерский и Белозерск» («История России», т. II, стр. 24). В. И. Сергеевич сильно подвергает сомнению земельные приобретения, приписываемые Ивану Калите, на том основании, что в его завещании нет Галича, Белоозера и Углича; нет их и в завещаниях его сыновей, и впервые городами этими распоряжается только Дмитрий Донской («Юридические Древности», т. I, стр. 53 — 55). Не упоминается в завещании и Переяславль-Залесский, который с этого времени входит в состав владимиро-суздальского княжества («Юридические Древности» I, 58 — 59). Преемник Калиты на великом княжении, старший сын его Симеон (1341—1353), не нарушал завещания Калиты, и братья его владели каждый своим уделом. Свой удел, вместе с прикупленными селами в Переяславле, Юрьеве, Владимире, Костроме и Дмитрове, Симеон завещал жене своей, Марье Александровне, урожденной княжне тверской; но брат его Иван II, сделавшись великим князем, присоединил этот удел к своим владениям еще при жизни княгини Марьи.

Сам Иван проводил частноправовой взгляд на княжение, как и его отец и старший брат. В завещании своем он удел брата Симеона предоставил старшему своему сыну Дмитрию, а младшему, Ивану, — свой собственный удел, полученный от Калиты. За племянником, сыном Андрея Ивановича, Владимиром, был утвержден удел его отца. Во время малолетства Дмитрия, управление государством находилось в руках бояр, естественных сторонников объединительной политики, потому что чем меньше было князей, тем больше было для бояр кормлений. Уже в 1362 г. Дмитрий согнал с престола Дмитрия Суздальского и стал властвовать над князьями ростовскими и суздальскими. По смерти его младшего брата Ивана удел последнего был присоединен к Москве. В своем духовном завещании великий князь отказывает старшему своему сыну Василию все великое княжение, а из московского удела дает ему Коломну и половину своей доли в Москве.

Другие владения он разделяет между четырьмя своими сыновьями; жене дает также удел. На случай смерти Василия бездетным делается распоряжение, чтобы его удел (великое княжение) перешел неделимым к следующему брату. В этом распоряжении В. И. Сергеевич видит «мысль о принципиальной неделимости великого княжения» и считает Димитрия Ивановича, хотя и действующим еще под сильным влиянием противогосударственных начал своего отца, дяди и деда, но уже и значительно отступающим от них («Юридические Древности», I, 65). Василий I продолжал увеличивать московские владения. Будучи в Орде, он купил ярлык на княжество нижегородское, бывшее во владении двоюродного деда Василия, Бориса Константиновича. Кроме Нижнего, по тому же ярлыку Василий приобрел Городец, Муром, Мещеру, Тарусу и, таким образом, овладел всем суздальским княжением. Василия I пережил один только сын его; это обстоятельство много способствовало упрочению государственной территории. Василий Дмитриевич отказал Василию Васильевичу все свои владения, выделив, по обычаю, часть жене своей в пожизненное владение. Нового великого князя, в его борьбе с дядей Юрием и сыновьями последнего, опять поддерживали бояре. При их помощи Василий II присоединил к Москве Серпуховский удел; при их же помощи он вышел и победителем из борьбы несмотря на то, что попадался в плен и был ослеплен.

Умирая, Василий II разделил свои владения между сыновьями. Старшему, Ивану, он дал великое княжение владимирское, которое было неразрывно связано теперь с Москвой; в Москве он дает ему только свою наследственную треть. Другим сыновьям, Юрию, Андрею Большому, Борису и Андрею Меньшому, великий князь также дает уделы, но Иван получил гораздо больше, чем все братья вместе, и у него были все средства держать их в своих руках. Иван III любил увеличивать свои владения мирным путем. Он присоединил к своим владениям верейский удел, переданный ему князем, и удел скончавшегося в 1472 г. брата своего Юрия; Андрей Меньшой отдал Ивану свой удел, кроме одной волости под Москвой, предназначенной для Андрея Старшего. Племянник великого князя, Иван Борисович, завещал ему свою вотчину помимо своего родственника Федора; так же поступил и рязанский князь Федор Васильевич, отказавший Ивану свою вотчину на Рязани, в городе и на посаде, старую Рязань и Перевитеск с волостями.

Силой Иван III присоединил к Москве только Новгород и Тверь. Хотя великий князь высказывался против уделов и убеждал литовского князя не дробить государства, но сам он, уступая московской традиции, разделил свои владения, причем старшему сыну Василию дал великое княжение, с 66 городами, а другим своим четырем сыновьям — только 30 городов. Право чеканить монету получил великий князь. В завещании Ивана III был окончательно решен вопрос о выморочных уделах: уделы могли переходить только к сыновьям владельца; если же сыновей не было, то удел присоединялся к великому княжению. Владелец мог пожизненно наделить жену свою, но по смерти ее надел этот поступал во владение великого князя. Василий III был последним князем Московского княжества. Ему удалось без войн присоединить к Москве Псков, Рязань и северские княжества и, таким образом, закончить процесс группировки русских областей в руках Москвы.

Удельная система этим не была уничтожена. Как обычай, она продолжала существовать и не была отменена каким-нибудь законодательным актом, а вымерла постепенно, уступив место идее государственного единства, которая давно уже сказывалась в том, что старший брат получал обыкновенно удел, во много раз превосходивший уделы остальных братьев вместе. Умирая, Василий III разделил свои владения между сыновьями Иваном и Юрием. Хотел выделить значительный удел сыну своему Федору и Ивану IV.

Большое значение для дальнейшей объединительной и национально-освободительной борьбы на Руси имел перенос места пребывания главы русской церкви из Владимира в Москву. Еще митрополит Петр подолгу жил в Москве, где и умер в 1326 г. Его преемник окончательно сделал Москву центром общерусской митрополии. В 1326 г. в Москве была сооружена первая каменная церковь — Успенский собор, воспроизводивший традиции владимиро-суздальского зодчества. Даже своим именем он напоминал митрополичий Успенский собор во Владимире. Вскоре были построены Архангельский собор, сделавшийся усыпальницей (местом захоронения) московских князей, и придворная церковь Спаса на Бору.

Следующий этап роста политического могущества Москвы связан с деятельностью внука Ивана Калиты князя Дмитрия Ивановича, получившего за победу над татаро-монголами прозвище Донского (1359—1389 гг.). Понимая неизбежность упорной борьбы со своими могущественными противниками — Ордой и Литовским княжеством, князь Дмитрий укрепил столицу своего княжества. В течение 1367 г. на месте сгоревшей деревянной крепости он соорудил белокаменные стены. В работах по постройке Кремля участвовало до 2 тыс. человек — по тому времени весьма значительное число. Новый Кремль по своим размерам приближался к современному (за исключением северного угла и восточной части). Длина его стен доходила до 2 верст. Кремлевские стены были еще невысоки и не рассчитаны на обстрел огнестрельным оружием, которое появилось несколько позднее. Башни имели деревянную кровлю в виде шатров и зубчатый верх. Три из восьми-девяти башен были проездными: Константино-Еленинская, Фроловская (позднее Спасская) и Никольская. Это было смелое новшество: князь Дмитрий рассчитывал не только на оборону, но и на контрудар войск из города.

Во второй половине XIV в. Москва раскинулась далеко за пределами Кремля. Поэтому возникла необходимость укрепить и ее дальние подступы. Этой цели служило сооружение монастырей-крепостей к северу и югу от города, образовавших как бы кольцо вспомогательных фортов. Между дорогами на Коломну и Серпухов строился Симонов монастырь, на берегу Яузы — Андроников монастырь, а между Дмитровской и Ярославской дорогами — Петровский, Рождественский и Сретенский монастыри.

Белокаменному Кремлю вскоре после его сооружения пришлось выдержать серьезные испытания. И он выдержал их с честью: попытки литовского князя Ольгерда дважды (в 1368 и 1370 гг.) взять Москву окончились полным провалом.

В 1375 г. Дмитрий Донской принудил тверского князя Михаила Александровича подписать мирный договор. По этому договору Тверь признавала московского князя руководителем общерусской политики.

Видя усиление Московского княжества, татарские ханы все чаще и чаще стали нападать на окраинные русские земли. В 1378 г. они потерпели поражение от войск князя Дмитрия на р. Воже. Это было первое правильное сражение с монголами, выигранное русскими. Назревало решительное столкновение Руси с Ордой.

Начиная в 1380 г. поход на русские земли, Мамай рассчитывал объединить свои силы с рязанским князем Олегом и литовским князем Ягайло. Однако решительные действия Дмитрия Донского нарушили все его планы. В конце августа 1380 г. русская рать вышла навстречу Мамаю. В грандиозной битве 8 сентября на Куликовой поле русские полки во главе с Дмитрием Донским одержали блистательную победу. Татаро-монгольские войска были обращены в бегство, а сам Мамай, пытаясь скрыться в Крыму, бесславно погиб.

Куликовская битва имела огромное историческое значение. Был нанесен страшный удар по Орде, от которого она уже не оправилась. Москва стала общепризнанным центром Руси, надежным оплотом в борьбе с иноземными врагами. Куликовская битва содействовала подъему национального самосознания русского народа. Ее воспевали в сказаниях и песнях. Дмитрий Донской навеки обессмертил свое имя как мужественный борец за независимость своей Родины.

Московские великие князья из десятилетия в десятилетие укрепляли свое положение и на Руси, и на международной арене.

2. Даниил Московский - первый самостоятельный московский князь

Даниилу было около двух лет, когда 14 ноября 1263 г. в Городце Радилове на Волге по пути из Орды в свою столицу Владимир на Клязьме скончался его отец Александр Невский. Обычно, перед смертью князья составляли духовные грамоты. Так в средневековой Руси называли завещания. Духовная грамота Александра Невского не сохранилась, но судя по летописным известиям 80 — 90-х гг. XIII в., говорящим о Данииле как о московском князе, Москва с относившимися к ней волостями была завещана ему отцом, выделившим её из состава великого княжества Владимирского.

Малолетний Даниил, возможно, ещё пелёночник, естественно, самостоятельно править в Москве не мог. За него это должны были делать взрослые люди. Одно летописное известие начала XV в. позволяет установить, как управлялась Москва примерно за полтора века до появления означенного известия. В дипломатической грамоте, направленной в 1408 г. тверским князем Иваном Михайловичем московскому князю Василию Дмитриевичу и процитированной летописцем, указывалось, что «по роду есми теб‡ дядя мой пращуръ великий князь Ярославъ Ярославичь, княжилъ на великомъ княжении на Володимерскомъ и на Новогородцкомъ; а князя Данила воскормилъ мой пращуръ Александровича, с‡д‡ли на Москв‡ 7 л‡тъ тивона моего пращура Ярослава». Тивоны (тиуны) — княжеские наместники. Речь идёт об управлении Москвой наместниками пращура Ивана Тверского князя Ярослава Ярославича, правившего в Твери, но в 1264 г. ставшего великим князем Владимирским. Он оставался им до своей смерти в 1271 г., т.е. на протяжении 7 лет. Именно 7 лет сидели тиуны Ярослава в Москве. Становится очевидным, что в малолетство Даниила Москвой управляли наместники великого князя Владимирского, дяди Даниила Ярослава Ярославича.

Что было с Даниилом и Москвой после 1271 г., остаётся неизвестным. Можно только предполагать, что по достижении совершеннолетия (а в средневековье на Руси и в других странах человек признавался совершеннолетним и дееспособным в 12 — 14 лет) Даниил стал самостоятельно княжить в Московском княжестве. Произошло это не ранее 1273 г. Но в источниках имя Даниила как независимого от других русских правителей московского князя появляется гораздо позднее — впервые в 1282 г.

Что же побудило московского князя выступить вместе с новгородцами и тверичами против великого князя Дмитрия Александровича? Если Новгород в 1282 г. страдал от хлебной дороговизны, то относительно Москвы и Твери таких сведений нет. Не может выступление московского и тверского князей объясняться их союзом с противником Дмитрия, его братом Андреем Городецким, поскольку приведённые Андреем татары опустошили, как уже говорилось, в конце 1281 г. тверские земли. Очевидно, причины участия в военных действиях новгородцев Даниила Московского и Святослава Тверского были иными. Следует обратить внимание на то, что, выступая против переяславского князя, союзники двинулись не на Переяславль, а на Дмитров. Дмитров в те времена был центром самостоятельного княжества. Но в 1280 г. умер дмитровский князь Давыд Константинович. При смене правителя в княжестве соседние княжества всегда стремились усилить там своё влияние. Дмитровское княжество было расположено между Московским, Тверским и Переяславским. Укрепление в Дмитрове позиций одного из правителей этих княжеств должно было вызвать опасения и ответную реакцию двух других. Переяславский князь Дмитрий в качестве великого князя владимирского имел наибольшие шансы закрепиться в Дмитрове. Недаром, узнав о готовившемся на него походе, Дмитрий Александрович со всеми своими силами расположился в Дмитрове, который ему не принадлежал. Это, по-видимому, и вызывало опасения Москвы и Твери, которые воспользовались случаем и выступили вместе с новгородцами против Дмитрия. Впрочем, до кровопролития дело не дошло. Не дойдя пяти верст до Дмитрова, стороны начали переговоры и заключили мир, выгодный трём союзникам. Так закончился один из напряжённых эпизодов русской истории последних двух десятилетий XIII в., в котором впервые проявились военная сила и политические притязания московского князя Даниила Александровича.

Его союзные отношения с Тверью продолжались и дальше. Когда в 1285 г. литовцы напали на владения тверского епископа волость Олешню (к северо-западу от Можайска), то они получили отпор со стороны тверичей, москвичей, волочан (жителей Волока Ламского), новоторжцев, дмитровцев, зубчан и ржевичей (жителей тверского Зубцова и находившейся недалеко от него смоленской Ржевы). В перечне участников отпора обращает на себя внимание упоминание волочан и новоторжцев. Волок Ламский и Торжок были владениями Новгорода и великого князя владимирского, которым в то время оставался Дмитрий Александрович. Участие жителей этих двух территорий в общих военных действиях против литовцев косвенно указывает на то, что между братьями Даниилом и Дмитрием произошло полное примирение, они стали координировать свои действия против общего противника.

События 1288 г. подтверждают сделанное заключение. В том году произошла ссора нового тверского князя Михаила Ярославича с великим князем Дмитрием Александровичем. Тверской князь начал готовиться к войне. Узнав об этом, Дмитрий «созва братью свою Андреа Александровича и Данила и Дмитриа Борисовича и вся князи, яже суть подъ нимъ, и поиде съ ними ко Тф‡ри». Союзники опустошили окрестности тверского Кашина, а другой тверской город — Кснятин — сожгли. Михаил Ярославич вынужден был заключить мир. Помогавший Дмитрию Александровичу Данила — это Даниил Московский. В 1288 г. он встал на сторону старшего брата, нарушив прежний союз с Тверью. В дальнейшем его отношения с нею то вновь становились дружественными, то снова охладевали. А вот отношения с более могущественным старшим братом, великим князем владимирским Дмитрием становились всё прочнее и прочнее.

Летописи и другие письменные источники сохранили для нас известия о политической, военной и дипломатической деятельности первого московского князя. По ряду его поступков видно, что это был независимый и незаурядный правитель, к концу жизни достигший значительного могущества, оказавший влияние не только на развитие собственного княжества, но и на развитие межкняжеских отношений во всей Северо-Восточной Руси. Гораздо меньше известны внутренняя политика первого московского князя, его экономическая и градостроительная деятельность, отношения с церковью. Однако, расширяющиеся в последние годы археологические исследования в Москве показывают, что во второй половине XIII в. происходит интенсивное расширение городской территории, увеличивается и совершенствуется керамическое производство. Это признаки определённого экономического подъёма, приходящиеся на время правления князя Даниила. С его именем связано и первое зафиксированное летописью строительство вне стен московского Кремля. Речь идёт о Даниловом монастыре. Хотя в источниках нет прямой даты его закладки или окончания строительства, а в литературе названы совершенно различные и не согласуемые между собой годы, есть основания полагать, что строительство имело место в 1298 — 1299 годах, когда резко уменьшилось противостояние Москвы и Владимира и для московского князя настала возможность заняться мирными созидательными делами.


Выводы

Московское княжество становится самостоятельным при младшем сыне Александра Невского Данииле Александровиче (1376-1303). Оно было одним из самых небольших, но московскому князю удалось его значительно расширить. В 1301 г. он отвоевал у Рязани Коломну, на следующий год присоединил Переяславское княжество. Таким образом к Москве отходила большая и густонаселенная территория, что увеличило мощь княжества. А с вхождением в Московское княжество при сыне Даниила Юрии (1303-1325) Можайска вся территория Москвы-реки оказалась в его руках. За три года Московское княжество увеличилось почти вдвое. Юрий Данилович вступил в борьбу за великое княжение. Основным соперником было соседнее Тверское княжество, князья которого в этот период владели ярлыком на Владимирское княжение. Последующие два десятилетия вражды наполнены кровавыми и драматическими событиями: наговорами московских и тверских князей друг на друга в Орде (ханом в этот период был Узбек), военными столкновениями, казнями и убийствами.

После смерти Юрия Даниловича, убитого в Орде тверским князем Дмитрием Михайловичем Грозные Очи, московский стол перешел к Ивану Даниловичу Калите (1325-1340). Он стал усиливать княжество при помощи Орды. Подавив с помощью татар антиордынское восстание в Твери в 1327 г., он получил ярлык на великое княжение, а с окончательной отменой системы бас качества и переходом к откупу дани, становится главным ее сборщиком и доставщиком в Орду. Ему удалось также скупить ряд сел в других княжествах, установить свою власть над Угличем, Галичем и Белоозером. Его стали поддерживать боярство и церковь: митрополиты, сделали Москву своим постоянным местопребыванием. В годы его княжения татары не подходили к московским владениям. Преследуя цели обогащения и укрепления личной власти, Иван Калита сделал Московское княжество самым сильным и богатым на Руси. Никто не решался оспаривать у него великое княжение. Усиление Москвы привело к тому, что можно было вступить в открытую борьбу с Ордой. По завещанию, утвержденному в Орде, он передал княжение сыну Симеону Ивановичу Гордому (1340-1353). Симеон и его брат Иван Иванович Красный (1353-1359) сумели продолжить его политику удержать приобретенное.


Список использованной литературы

1. 50 знаменитых городов мира: енциклопедія/ Валентина Скляренко, Яна Батий, Татьяна Иовлева, Ольга Исаенко,; Худ.-оформ. Л. Д. Киркач-Осипова. - Харьков: "Фолио", 2006. - 508 с.

2. Бокова В. История Москвы. — М. : Современник, 1999. — 350с.

3. Воскобойников В.М. Летопись Москвы. История города в датах: — М. : ОГИ, 2007. — 303с.

4. Забелин Иван Е. История города Москвы. — М. : АСТ [и др.], 2007. — 768с.

5. История Москвы: Крат. очерк/ А. А. Преображенский, С. С. Хромов, А. А. Зимин и др.; Редкол.: Семен Хромов (отв. ред.) и др. - 4-е изд., испр. и доп. - М.: Наука, 1980. - 559 с.

6. Краснов Ю. Государственное право России: История и современность:Учеб. пособие / Московская академия предпринимательства при Правительстве г. Москвы. — М. : Юристъ, 2002. — 733с.

7. Пыляев М. Старая Москва: Рассказы из былой жизни первопрестольной столицы/ М. Пыляев,; Предисл. Ю.Александрова, с.3-23. - М.: Моск. рабочий, 1990. - 410 с.

8. Тихомиров М. Древняя Москва, XII - XV вв.. Средневековая Россия на международных путях, XIV - XV вв. / М. Н. Тихомиров. - 2-е изд., испр. и доп.. - М.: Моск. рабочий, 1992. - 319 с.

загрузка...
Top