Стили русского языка

Введение

І.Функциональные стили русского языка. Книжный стиль и роль латинизмов в нем

  1. Влияние латыни на современный русский язык

ІІ.Классификация латинизмов, крылатых выражений в тематические группы

ІІІ. Функции латинизмов:

  1. в художественной литературе
  2. в научных текстах юридических документов

Заключение

Использованная литература

Введение

Такова одна из наиболее частых формул, вводящих прямую речь у Гомера: на крыльях слова летит мысль от собеседника к собеседнику. Этот красивый образ приобретает особую выразительную силу по отношению к тем словам, окрыленность которых не ограничена однократным произнесением и восприятием, словам, которые передаются из уст в уста, делаясь непреходящим достоянием речи.

Имея литературное происхождение, крылатые слова связаны с определенным языком. Среди всего многоязычного фонда крылатых слов и выражений есть обширная группа, заслуживающая специального рассмотрения: это крылатые слова и выражения на латинском языке. Их особое место определяется тем выдающимся значением, которое принадлежит латинскому языку и литературе в истории европейской культуры.

Цель дипломной работы «Крылатые выражения и латинизмы в современном русском языке»: показать использование латинских слов и выражений в современном русской языке.

Задача первой главы работы: показать какие существуют функциональные стили в русском языке, характеристика книжного стиля и роль заимствованных слов, в частности пришедших с латинского языка.

Задача второй главы работы: классифицировать латинизмы в тематические группы.

Задача третьей главы: показать функции латинизмов в художественной литературе. Из примеров художественной литературы мы выбрали русских писателей – классиков ХІХ века ( Пушкин А.С., Чехов А.П., Салтыков-Щедрин М.Е., Достоевский Ф.М., Тургенев И.С. и другие). А также использование латинизмов в научной терминологии в частности текстах юридических документов, в качестве примера приводятся тексты современных законодательных актов и исторические источники. Для примера исторического источника была использована монография Ковалева Н. Г. «Статут Великого Княжества Литовского 1588».

При написании работы была использована такая литература: русско-латинский словарь; словарь латинских крылатых выражений (авторы Н.Т.Бабичев, Я.М. Боровский); Бабкин А.М., Шендецов В.В. Словарь иноязычных выражений и слов; Фасмер М. Этимологический словарь русского языка; Юридический энциклопедический словарь а также другие словари. Собрания сочинений русских писателей-классиков ХІХ века; Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка, стилистика русского языка под редакцией Шанского Н.М., Кожина М.Н. Стилистика русского языка и другие. Максимов С.М.Крылатые слова, Ашукин Н. С., Ашукина М. Г. Крылатые слова: литературные цитаты; образные выражения, Овруцкий Н.О. Крылатые латинские изречения. Из периодических изданий: «Вопросы языкознания», «Русская речь», «Юридический вестник».

І.Функциональные стили русского языка. Книжный стиль и роль латинизмов в нем

Стиль — это разновидность языка (речи), относительно замкнутая система, которая служит целям общения людей в той или иной сфере их деятельности.

Членение литературного языка в функционально-стилистическом отношении «ступенчато»: первое, наиболее очевидное, – это дихотомия книжно-письменного и разговорного языков. Называя это разделение литературного языка на две функциональные разновидности «самым общим и самым бесспорным», Д. Н. Шмелев писал по этому поводу: «На всех этапах развития литературного языка, даже при преодолении так или иначе проявлявшейся отчужденности языка письменности, при потускнении ореола просто грамотности и владения особым книжным языком, у говорящих в общем никогда не исчезает ощущение различия между тем, «как можно сказать», и тем, «как следует написать».

Книжный язык– достижение и достояние культуры. Он является основным носителем и передатчиком культурной информации. Все виды непрямого, дистантного общения осуществляются средствами книжного языка. Научные труды, художественную литературу, деловую переписку, законодательство, газетно-журнальную продукцию и даже такие устные по форме, но в целом строго кодифицированные сферы использования литературного языка, как радио и телевидение, невозможно себе представить без книжного языка.

Современный книжно-литературный язык – это мощное средство коммуникации. В отличие от другой разновидности – разговорного литературного языка (и тем более в отличие от таких подсистем национального языка, как диалекты и просторечие), он полифункционален: пригоден для использования в самых разных сферах общения, для разных целей и для выражения самого разнообразного содержания. Письменная форма как основная форма реализации книжного языка обусловливает еще одно важное его свойство: письмо «удлиняет время жизни каждого текста (устная традиция постепенно меняет текст); тем самым оно усиливает способность литературного языка быть связью между поколениями. Письмо стабилизирует язык, замедляет его развитие – и этим его усовершенствует: для литературного языка медленное развитие – благо» (М.В.Панов).

Следующую ступень членения литературного языка составляет деление каждой его разновидности – книжного и разговорного языков – на функциональные стили. По определению В.В.Виноградова, функциональный стиль – это «общественно осознанная и функционально обусловленная, внутренне объединенная совокупность приемов употребления, отбора и сочетания средств речевого общения в сфере того или иного общенародного, общенационального языка, соотносительная с другими такими же способами выражения, которые служат для иных целей, выполняют иные функции в речевой общественной практике данного народа». Коротко говоря, варианты литературного языка, обусловленные различными сферами общения, и есть функциональные стили.

В современном русском книжном литературном языке выделяются следующие функциональные стили:

научный, официально-деловой, публицистический, религиозно-проповеднический. (В. Виноградов)

Иногда к функциональным стилям относят и язык художественной литературы. Но это неверно: в прозаическом или поэтическом тексте могут использоваться как элементы всех указанных стилей литературного языка, так и единицы некодифицированных подсистем – диалектов, просторечия, жаргонов (ср., например, прозу И.Э.Бабеля, М.М.Зощенко, В.П.Астафьева, В.П.Аксенова, некоторые стихотворения Е.А.Евтушенко, А.А.Вознесенского и др.). Отбор и употребление этих средств писатель подчиняет художественным и эстетическим целям, которых он стремится достичь в своем произведении.

Книжный язык сознательно культивируется, общество в целом и различные его группы и институты заинтересованы в функциональной гибкости книжного языка (без этого невозможно эффективное развитие таких сфер общественной жизни, как наука, законотворчество, делопроизводство, массовая коммуникация и др.)

Однако и здесь можно наблюдать некоторые различия, определяемые:

а) сферой применения разговорного языка,

б) коммуникативными целями речи,

в) социальными характеристиками говорящего и слушающего и психологическими отношениями между ними, а также некоторыми другими переменными.

Функциональные стили членятся на речевые жанры. Речевой жанр представляет собой совокупность речевых произведений (текстов или высказываний), обладающую, с одной стороны, специфическими чертами, отличающими данный жанр от остальных, а с другой – определенной общностью, которая обусловлена принадлежностью некоторой группы жанров одному функциональному стилю.

Так, в пределах научного стиля выделяются такие речевые жанры, как: статья, монография, учебник, рецензия, обзор, аннотация, реферат, научный комментарий текста, лекция, доклад на специальную тему и др.

Официально-деловой стиль реализуется в текстах таких речевых жанров, как: закон, постановление, указ, резолюция, дипломатическая нота, коммюнике, различные виды юридической документации: исковое заявление, протокол допроса, обвинительное заключение, акт экспертизы, кассационная жалоба и др.

Широкое распространение имеют такие жанры официально-делового стиля, как: заявление, справка, объяснительная записка, отчет, объявление и т.п. Публицистический стиль включает такие речевые жанры, как: корреспонденция в газете, очерк, репортаж, обзор на международные темы, интервью, спортивный комментарий, выступление на собрании и т.п.

Научную сферу обслуживает научный стиль, деловую — официально-деловой, обиходно-разговорную — разговорный, а в сфере массовой информации используется публицистический стиль.

Для каждого стиля характерен определенный набор языковых средств с однотипной стилистической и функционально-стилевой окраской, а также наличие межстилевых (нейтральных) языковых средств. Взаимосвязь вне- и внутри лингвистических факторов формирует стиль. Говорящий знает, что в данной сфере общения тексты с таким содержанием и с такой целевой установкой надо строить так, а не иначе. Адресат речи (получатель) по языковым приметам угадывает, к какому стилю относится текст и каково примерно его содержание. Поэтому традиция в отборе и комбинировании языковых средств связывает определенный стиль с определенной сферой деятельности человека.

Функциональные стили по ряду признаков неоднородны и находятся между собой в отношениях большей или меньшей близости. В числе признаков, дифференцирующих одни стили и сближающих другие, могут быть как экстралингвистические, так и собственно лингвистические показатели стилей. По совокупности этих признаков противопоставлены две группы стилей: книжные(научный, официально-деловой и публицистический), с одной стороны, и разговорный — с другой.

Разграничение книжных и разговорного стилей основано на таких особенностях, которые имеют характер преимущественного, но не обязательного условия. Так, книжные стили используются почти исключительно в обстановке официального общения, в виде монолога в письменной форме. Книжная речь заранее продумывается, «подгоняется» под нормы литературного языка, поэтому книжный стиль отражает особенности кодифицированной речи, то есть речи, подчиненной законам литературного языка. Стилистически окрашенные языковые средства в этом типе речи, как правило, относятся к книжным пластам лексики, фразеологии и грамматики. Стиль произношения — книжный или нейтральный.

Это происходит потому, что в книжных стилях стилистическая окраска слов и форм как бы не замечается, нейтрализуется, так как является нормой этих стилей, тогда как в разговорном она усиливается. Поэтому разговорные слова в книжных стилях и книжные в разговорном, как правило, экспрессивны.

Книжная речь в диалоге, а разговорная — в монологе сближаются по своим показателям, соответственно первая — с разговорным, а вторая — с книжными стилями.

Большое значение для характеристики речи имеет форма ее реализации: письменная, специфичная для книжных стилей, устная — для разговорного.

Группировка стилей на книжные и разговорный основывается не только на дифференцирующих признаках, названных выше. Большое значение имеют также особенности, которые свойственны внутренней организации речевой структуры текста: собирательность, метафоричность, аналитичность и некоторые другие. На основе этих признаков в составе групп сближаются одни стили и разграничиваются другие. Так, научный и официально-деловой стили имеют много общестилевых черт, на основании которых они противопоставляются публицистическому стилю. Например, выражение эмоционально-экспрессивных и оценочных значений для публицистического стиля является ведущей чертой, тогда как в научном и официально-деловом стилях языковые средства с таким значением употребляются сравнительно редко. В научном и официально-деловом стилях отсутствуют элементы с яркой стилистической окраской из иных стилей, а в публицистическом отмечается экспансия всех стилей, в том числе и разговорного. Стандартизация языка свойственна всем книжным стилям, но публицистический и в этом отношении значительно отличается от научного и делового — в нем свои стереотипы. Однако противопоставленность внутри книжных стилей проявляется не так отчетливо, как между книжными и разговорным стилями.

Профессор А.Н.Гвоздев разделил слова со специфическим употреблением, ограниченные тем или иным стилем, на два «наиболее широких разряда»:

  1. литературно-книжные слова
  2. слова устной речи

В настоящее время первый разряд чаще называют термином «книжная лексика» (показывая тем самым ориентированность первой на книжные стили, а второй – на разговорный стиль).

Книжно-письменная лексика «характеризуется, с одной стороны, общей связью с книжной речью, с другой – полной неупотребительностью или большей или меньшей неуместностью в бытовой, обиходной речи» (Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка. – 3-е изд. М., 1965, с. 65)

Пласт книжной лексики обширен и разнообразен. Правда, удельный вес книжной лексики, включаемой в словари, может быть и небольшим. Например, в новом издании «Словаря русского языка» С.И. Ожегова помету «книжное» имеют лишь около 1300 слов, что составляет 2, 27 % от всего корпуса словаря (57 тысяч слов), например: аббревиатура, абориген, абстрагировать, альтруизм, антитеза, бичевать, бравада, гомогенный, доктрина, иерархия и т.п. Однако преимущественно в книжных стилях можно встретить слова, получившие в словаре С.И.Ожегова помету «высокое»: безвременный, бездыханный, беззаветный, бессмертие и т.п. – они составляют здесь около 1%. Кстати, экспрессивно-стилистический оттенок высокости чаще всего наблюдается у книжных слов. Поэтому слова типа безвременный должны бы получить по две пометы – «книжн.», показывающую сферу употребления, и «высок.», показывающую экспрессивно-стилистическое качество таких слов.

Книжная лексика располагает несколькими разновидностями, выделяемыми:

  1. по сфере применения
  2. по характеру эмоционально-экспрессивной окраски.

Первая группа в основном соотносится с функциональными стилями. Различают лексику официально-деловую, научную, публицистическую (газетно-публицистическую). К этим пластам примыкают разряды книжных слов, используемые наряду с другими пластами лексики в языке художественной литературы:

а) традиционно-поэтические (или книжно-поэтическое): ратный (боевой), брань (война), кубок (бокал), зреть (видеть), также лик, чело, уста, перст и др.

б) народно-поэтические: родимый (дорогой, милый), кручиниться (грустить, печалиться), пригожий (красивый), голубить (ласкать) и др.

Вторая группа (по характеру эмоционально-экспрессивной окраски) на имеет явно выраженной соотнесенности с функциональными стилями.

Помимо собственно стилистической, или функционально-стилевой, окрашенности, книжно-письменные слова могут иметь эмоционально-экспрессивную окраску. Оттенки такой окраски очень разнообразны. В лексикографической практике для их обозначения приняты пометы «высокое», «приподнятое», «почтительное», «бранное», «неодобрительное», «уважительное».

Одни из этих оттенков придают слову положительную, другие – отрицательную окраску.

Высокость свойственна книжной речи, особенно ее публицистическому стилю. Слова брань (война, битва), стяг (знамя), братство (содружество), ваятель (скульптор), а также ратовать, повергать, воссоздать, грядущий, священный, доныне имеют оттенок торжественности, в словаре их снабжают пометой «высок.»

Для книжной лексики характерен и оттенок приподнятости. Он ощущается в таких словах, как зодчий, воин, держава, чаяния, обет, реять.

Современный русский язык располагает большим количеством фразеологических единиц. Например, «Фразеологический словарь русского языка» под ред. А.И. Молоткова содержит свыше 4000 словарных статей. Однако и этот словарь не отражает всего фразеологического богатства русского языка, так как в него не входят многие группы устойчивых оборотов: пословицы, поговорки, крылатые слова и выражения, составные термины, отдельные разновидности фразеологических сочетаний, относимые большинством ученых также к фразеологии.

Стилистическая организация фразеологических единиц, как и слов, представляет собой такую систему, в которой стилистически противопоставленными оказываются не только отдельные единицы, но и целые стилистические пласты. При стилистической дифференциации фразеологических единиц исходят из их стилистической окрашенности, сферы употребления и эмоционально-экспрессивных качеств.

Как в лексике, во фразеологии с точки зрения стилистической выделяется пласт нейтральных фразеологических единиц и стилистически окрашенные пласты – книжный, разговорный и просторечный, которые противопоставляются нейтральному пласту.

Выше нейтрального пласта располагается пласт книжных фразеологических единиц, которые употребляются преимущественно в письменной речи – научном, публицистическом и официально-деловом стилях. Кроме того, книжная фразеология широко используется в художественной литературе. Книжные фразеологические единицы характеризуются стилистической приподнятостью, повышенной литературностью, многим из них свойственны оттенки торжественности, патетичности, поэтичности, риторичности, например: алтарь отечества, знамение времени, аннибалова клятва, узы Гименея, рыцарь печального образа, свобода совести.

В научном и официально-деловом стилях экспрессивно окрашенные фразеологизмы используются очень редко. Здесь употребляются терминологические словосочетания и устойчивые обороты делового характера.

Стилистическими приметами книжных фразеологических единиц являются прежде всего слова с книжной стилистической окраской, употребляемые в составе этих фразеологизмов, в том числе устаревшие и заимствованные из европейских языков, иноязычность которых ясно ощущается: бездна премудрости, воздать должное, восходящая звезда, повернуть колесо истории вспять, альфа и омега. К другим признакам книжных фразеологических единиц можно отнести, во-первых:

употребление в их составе древних антропонимов и топонимов (этот признак характеризует исключительно книжную фразеологию): дамоклов меч, суд Соломона, шапка Мономаха, перейти Рубикон;

во-вторых, использование устойчивых иноязычных выражений в виде цитат без перевода в латинской графике: proetcontra(из латин. «заипротив»), personagrata(излат. Букв. «желаннаяличность», перен. «лицо, находящееся в особом, привилегированном положении»), almamater(из лат. букв. «мать-кормилица», перен. «университет; вообще высшее учебное заведение»), finitelacomedia(из итал. «комедияокончена»), teteatete(изфран. «рядом»), alaguerrecommealaguerre(изфран. «на войне как на войне») и др. В тексте такие фразеологизмы выглядят как иноязычные вкрапления, например:

Приходит муж, он прерывает сей неприятный teteatete … (А.Пушкин)

Был вчера на публичной лекции нашего ZZ. Удивляюсь, как это наша almamater …решается показывать публике таких балбесов и патентованных тупиц (А. Чехов).

Во фразеологии выделяются те же стилистические пласты, что и в лексике. Наблюдается определенная связь между семантическим типом фразеологических единиц и их отнесенностью к той или иной стилистической категории. Среди фразеологических сочетаний имеются нейтральные обороты, а также книжные, употребляющиеся в официально-деловом и публицистическом стилях. Пословично-поговорочный материал относится к разговорной фразеологии. Так называемые крылатые выражения – изречения из художественной и публицистической литературы – имеют книжную стилистическую окраску.

Латинизм- слово или оборот речи, заимствованные из латинского языка или созданные по образцу латинского слова или выражения.

Крылатые слова, выражения- меткие выражения, изречения, вошедшие в общее употребление.

Выводы:

В первой главе работы была дана характеристика функциональным стилям русского языка. В частности официально-деловому, научному, публицистическому (книжный стиль). Обращается внимание на использование в книжном стиле заимствованных слов. Особое внимание обращается на слова и выражения, которые пришли в русский язык из латинского.

Влияние латыни на современный русский язык

Название «латинский» происходит от названия Latium (Латиум), которое носила небольшая область древней Италии, расположенная по нижнему течению реки Тибра. Древнейшие памятники языка, на котором говорили латины, жители этой области, относятся приблизительно к УІ – У вв. До н.э. Это нескколько кратних надписуй на предметах утвари и на камнях. Значительно возростает численность и объем памятников латинського язика, притом уже не только эпиграфических, но и литературных, начиная с ІІІ в. до н.э. Это епоха стремительного усиления экономического и политического центра Латия – города Рима, объединившего под своїй Властою большую часть Италии. Политическая экспансия Рима сопровождается усиленным проникновением в римскую жизнь элементов греческой образованности, дающих толчок к пишному расцвету литературы и язика римлян. Наиболее высокой художественной законченности достигает римская литература в различных стихотворных и прозаических жанрах в І в. до н.э.. Изучение призведений выдающихся писателей этого времени становится основным предметом школьного образования и в этой функции на много веков переживает римскую державу.

Затем, по мере роста римского рабовладельческого государства, он распространился на весь Апеннинский полуостров, на остров Сицилию (II—Iвв. до н. э.) и в дальнейшем на территорию теперешних Испании, Португалии, Франции, Швейцарии, Нидерландов, некоторой части Германии, южной Англии, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Югославии, Болгарии, Албании, Греции, Турции, Ливана, Сирии, Палестины, Египта, Ливии, Туниса, Алжира и других стран. Это язык обширной римской литературы, известной нам по произведениям Плавта, Теренция, Лукреция, Катулла, Тита Ливия, Г. Юлия Цезаря, Саллюстия, Цицерона, Вергилия, Горация, Овидия, Тибулла, Проперция, Ювенала, Тацита, Апулея и др.

Вместе с тем постепенно ослабевают внутренние связи этого многоплеменного государства, и в У в.н.э. оно прекращает свое существование как единое целое. В разговорном латинском языке, который вытеснил местные языки на большей части европейской территории Римской империи, в эту эпоху уже отчетливо обозначаются диалектные различия, полагающие началу развитию, на общей латинской основе романских языков – итальянского, испанского, португальского, каталонского, провансальского, французкого, румынского и других. Однако литературный латинский язык в более или менее постоянных формах сохраняет за собой роль языка художественной и интеллектуальной культуры Западной Европы, и притом не только в странах романских языков, но и там, где местный язык не был вытеснен латинским – в Германии, Нидерландах, Чехии, Венгрии, Польше, Хорватии, Англии, Ирландии.

Только начиная с ХІІІ – ХІУвеков – так называемой эпохи Возрождения – возникают рядом с латинской литературой и под ее непосредственным влиянием художественные литературные произведения на развивающихся национальных языках европейских народов. Но за пределами художественной литературы (в основном поэзии) латинский язык всецело сохраняет свое господствующее положение во всех областях общественной и культурной жизни, оставаясь языком государства, администрации, международных отношений, науки, церкви, школы.

Древняя латынь продолжает жить не только в современных нам романских языках. Наследием тех веков, когда латинский язык играл первенствующую роль в культурной жизни, является не только огромное количество латинских слов, вошедших в новые языки, так называемых международных слов (например, «литература», «коллекция», «республика», «прогресс»), и не только традиция использования латинского корнеслова – наряду с греческим – для создания во всех областях науки и техники новых терминов, количество которых с каждым годом прогрессивно возрастает, но и большое количество латинских слов и выражений, употребляемых в европейских языках в их латинской форме без перевода и составляющих международный фонд крылатых слов.

Латынь в известной мере международным языком европейских (да и не только европейских) ученых, особенно филологов, биологов, медиков. И в наши дни, латынь (наряду с греческим языком) является неисчерпаемым источником для создания научной и технической терминологии. В отличие от бытовой речи, в науках и а технике нужна большая точность. В них используют не простые слова, а термины.

«Простое» слово может в различных случаях выражать то одно, то другое понятие — оно многозначно (полисемично), и в быту мы часто не замечаем этого. Так, например, когда мы говорим о «клетке», мы можем иметь в виду несколькоразных понятий. А научный или технический термин всегда должен иметь одно и то же значение. Если в быту слово «класс» может обозначать:

  1. помещение, в котором занимаются школьники,
  2. определенную группу школьников,
  3. в естественных науках оно употребляется как термин и обозначает только одну из ступеней классификации (условной иерархии), один из отделов систематики, например, класс птиц или класс двудольных растений.

Здесь «класс», конечно, не бытовое слово, а научный термин. Само собой разумеется, что термины ввиду их «однозначности» и возможности точного определения выражаемых ими понятий не только легко перевести с одного языка на другой, но такой перевод можно даже осуществить механически, автоматически или машинным способом. С бытовыми словами или выражениями так поступать нельзя.

Кроме того, во многих современных нам языках научные и технические термины общего происхождения: они международны, или интернациональны. Так, например, нашему слову «интернациональный» по форме и по содержанию соответствуют английское international, французскоеinternational(е), испанское internacional, итальянское internazionale, немецкое international, польское internacjonalny и т. д., и все они происходят от латинского выражения internationes — «между народов», или «между народами». Это объясняется не только тем, что в древние времена латинский язык был широко распространен в близких к Средиземному морю странах Европы, Азии и Африки, но и тем, что в средние века он оставался в Европе письменным, а отчасти и разговорным языком в области наук, международных отношений, государства, права и церкви. Как это ни парадоксально, латинский язык отступил на задний план перед национальными языками как раз в ту эпоху, которую мы называем эпохой Возрождения, когда с исключительной силой вспыхнул интерес к античному миру, к его культуре и литературе и когда был возрожден «классический латинский язык».

В настоящее время знание древних языков — латинского и греческого, или хотя бы одного из них, уже не является критерием образованности человека, как это было еще, например, во времена М. В. Ломоносова. Этот критерий сохраняет, однако, силу, если речь идет о представителях гуманитарных наук, т. е. наук, областью которых является изучение истории литературы и языков. Само название «гуманитарные науки», так же как гуманизм и гуманисты, связано с латинским выражением reshumanae — «человеческие дела» в отличие от resnaturae— «дела природы».

Но не только в научной и технической терминологии у нас много латинизмов — латинских слов и выражений (словосочетаний, фразеологизмов). Ежедневно мы употребляем латинизмы, разумеется, не задумываясь над их происхождением и первоначальным смыслом. Разве мы можем представить себе речь интеллигентного человека без таких слов, как: факт (factum),эффект (effectus),дефект (defectus),норма (norma),форма (forma),проект (projectum),субъект (subjectum),объект (objectum),продукт (productum),результат (resultatum),прогресс (progressum),регресс (regressus),процесс (processus),принцип (principium), инициатива (initium), интерес (interesse), минимум (minimum), максимум (maximum), момент (momentum), перспектива (perspectum), плюс (plus), минус (minus), тенденция (tendens), темп (tempus) и множества подобных. Само слово «интеллигент» (intellegens) — латинского происхождения и первоначально обозначало «понимающий».

Если речь идет об организации обучения, учебном процессе, о преподавании наук, мы пользуемся латинизмами: семестр (semestris), студенты (studentes, studiosi), экзамен (examen),лекции (lectiones),конспекты (conspectus), аудитория (auditoria),дисциплина (disciplina),консультации (consultationes),институт (institutum),университет (universitas) и многими другими.

Латынь напоминает о себе в театре (латинское theatrum из греческого theatron), где мы смотрим спектакль (spectaculum), восхищаемся игрой актеров (actores) и не можем не заметить декораций (decorationes).Она проникает даже на арену (harena)цирка (circus).Она с вами, когда вы любуетесь произведениями изобразительного искусства: скульптура (sculptura),фигура (figura), статуя (statua), монумент (monumentum), орнамент (ornamentum),стиль (stilus),иллюстрация (illustratio),линия (linea),колорит (от color)и т. д. Она в ботаническом саду: роза (rosa),лавр (laurus),пальма (palma),фрукты (fructus)и в химической лаборатории: элемент (elementum),эксперимент (experimentum),реакция (reactio),диффузия (diffusio),эмульсия (emulsio) и т. д.

Из области медицины мы употребляем такие латинские термины, как: доктор (doctores),рецепт (receptum),медикаменты (medicamenta),инфекция (infectio),пациент (patiens).

В области техники мы имеем дело с инструментами (instrumenta),моторами (motores),аппаратами (apparatus),конструкциями (constructiones),с трансмиссиями (transmissiones),с фабрикой (fabrica),с индустрией (industria)и т. д. Особенно же много употребляется латинских терминов в общественных науках, например: революция (revolutio),класс (classis),партия (pars),пролетарии (proletarii),культура (cultura),социализм (socialis),коммунизм (от communis), материя (materia),конкретное (concretum),абстрактное (abstractum),термин (terminus).

В астрономии мы называем планеты именами римских божеств: Меркурий (Mercuris),Венера (Venus),Марс (Mars),Юпитер (Jupiter),Сатурн (Saturnus),Нептун (Neptunus),а имя бога огня — Вулкана (Vulcanus) — стало у нас названием огнедышащей горы. Второстепенные римские божества Floraи Faunaвошли в биологию. Божество рода — Гений (Genius)стало синонимом выражения «одаренный человек». Мы пользуемся римскими названиями месяцев: январь (Januarius),февраль (Februarius),март (Martius)и т. д., да и само название календаря (calendarium)—римское.

Есть области знаний, которые были разработаны в древнем Риме, поэтому неудивительно, что их терминология, проникшая в наш быт, латинского происхождения. Такова, например, наука права — юриспруденция (jurisprudentia).

Упомянутые нами латинские слова (латинизмы) можно встретить во многих европейских языках или в языках, испытавших влияние европейских языков — это международные слова, или интернационализмы.

Но интернационализмами не ограничивается связь древней латыни с русским языком. Латинский и русский языки состоят в родстве друг с другом. Конечно, это родство не очень близкое, не такое, скажем, как между славянскими языками, но все-таки у них общее происхождение.

Даже человек, не знакомый ближайшим образом со сравнительно-исторической грамматикой индоевропейских языков, скажет, что сходство содержания (смысла) и внешней формы следующих слов — не случайно, а имеет, очевидно, исторические корни, например:

Выводы:

В данном разделе работы мы рассмотрели краткую историю латинского языка, его проникновение в другие индоевропейские языки, сходство внешней и внутренней формы некоторых русских и латинских слов. Такое сходство не случайно, оно объясняется тем, что оба языка, несмотря на их различия в пространстве и во времени, принадлежат к одной и той же языковой семье – к семейству индоевропейских языков. Таким образом, латинский язык позволяет нам многое уяснить и понять в русском языке, а русский язык – в латинском. Латынь часто помогает более экономно, кратко, сжато, энергично выразить мысль, чем это возможно сделать на любом из современных нам европейских языков.

ІІ Классификация латинизмов, крылатых выражений в тематические группы (примеры)

От греческого письма произошли все европейские алфавиты. На его основе во II веке до н.э. возникло латинское письмо. Греческий язык оказал заметное влияние на язык римлян. Ими было заимствовано от греков много слов. В результате завоевательных войн римляне покорили Грецию, основали свои колонии в Галлии, Британии, Северной Африке. Язык победителей поглотил местные языки и диалекты. Образовался единый латинский язык.

В V веке Римская империя распалась на самостоятельные государства. Ослабли экономические и политические связи между ними, что повлекло за собой образование нескольких самостоятельных языков романской (римской) группы: французский, итальянский, испанский, португальский, румынский.

В середине века не на национальных языках, а на латыни писались научные трактаты, читались лекции, сочинялись художественные произведения. Это была пора засилия латинского языка, и не случайно, что именно в средние века латинские слова широким потоком влились в лексику немецкого и английского языков. В английском, например, 75% употребительных слов - по происхождению французские и латинские.

На Русь слова латинского происхождения шли через языки - посредники (западноевропейские). Сегодня латынь сдала много своих позиций, но часть их удерживает прочно - в области научной терминологии. До сих пор народы конструируют большинство словесных новинок из элементов языков древних греков и римлян.

Латинскийязык сыграл немалую роль в обогащении русской лексики и терминологии, связанной в большей степени со сферой научно-технической жизни. К латинскому источнику относятся слова: автор, администратор, аудитория, студент, экзамен, экстерн, министр, юстиция, операция, цензура, диктатура, республика, депутат, делегат, ректор, экскурсия, экспедиция, революция, конституция и т.д.

Эти латинизмы пришли в наш язык, как и многие другие европейские языки, не только при непосредственном контакте латинского языка с каким-либо другим, но и при посредстве других языков. Он был языком литературы, науки, официальных бумаг и религии (католицизма). Научные сочинения вплоть до XVI в. часто писались именно на латинском языке; медицина до сих пор использует латынь. Все это способствовало созданию международного фонда научной терминологии.

Объяснение таких слов и выражений, употребляемых в русской художественной литературе, в научных терминах юридических документов и составляет задачу данной работы.

Научные термины нередко создаются из греческих и латинских корней, обозначая понятия, неизвестные в эпоху античности: космонавт [гр. kosmos – Вселенная + гр. nautes – (море) - плаватель; футурология (лат. futurum - будущее + гр. logos – слово, учение); стало ощущаться более позднее в XVI – XVII вв. и особенно активизировалось в акваланг (лат. aqua – вода + англ. lang – легкое).

Можно предложить такую классификацию латинизмов в современном русском книжном литературном языке: разграничение за функциональными стилями языка ( Кожина М.Н.)

Наиболее полная классификация латинизмов: по функциональными стилями современного русского языка:

І. научный стиль:

  1. техника:

экскаватор (cavo - рыть, долбить);максимум (maximus - самый большой); локальный; (locus - место, положение),корпус (corpus - тело), корпускула, корпорация и другие.

  1. математика:

таблица(tabula - доска, таблица), табель, табло; циркуль (circus - круг, цирк), циркуляция;сумма (summa - итог, сумма), суммарный; номер (numerus-число); ноль(anulus-кольцо) и другие.

  1. химия:

элемент (elementum),эксперимент (experimentum),реакция (reactio),диффузия (diffusio),эмульсия(emulsio), химик (chemiae), фильтрат (filtratum), фармацевт (pharmaceuta)и другие.

  1. астрономия:

Меркурий (Mercuris),Венера (Venus),Марс (Mars),Юпитер (Jupiter),Сатурн (Saturnus),Нептун (Neptunus)и другие.

  1. медицина:

анатом (anatomicus), доктор (doctormedicus), скелет (sceletum), стерилизация (sterilisatio), наркотический (narcoticus), орган (organum), прежде всего не навредить (primumnonnocere), chirurgicus(хирург), физиология (physiologicus), тело (copus) и другие.

ІІ. официально-деловой:

status– статус, ставить, статика, констатация; totus– весь, целый; utilis– полезный, утилизация, утилитарный; factum- поступок, дело, фактический; pactum– договор, пакт; veto - запрещать; par– паритет, равный и другие.

ІІІ. публицистический:

  1. общественные науки:

революция (revolutio),класс (classis),партия (pars),пролетарии (proletarii),культура (cultura),социализм (socialis),коммунизм (от communis), материя (materia),конкретное (concretum),абстрактное (abstractum),термин (terminus)и другие.

  1. юриспруденция:

апеляция (лат. apellatio) - "обращение в высшую судебную инстанцию", артикул (лат. articulus) - "статья, параграф, раздел", куратор (лат. curator) - "опекун", магистрат (лат. magistratus) - "руководство, власти", магнат (лат. magnatus) - "богатый, знатный человек, владелец больших земельных угодий", статут (лат. statutum) - "постановление, собрание законодательных актов" и многое другое.

ІV. религиозно-проповеднический:

saser– священный, сакральный, сакраментальный; premium– награда, дар; doceo– учить, доктрина, доцент; opus- творение, работа, sanctitas (святейшество) и другие.

V. художественная литература:

1. заимствованные латинизмы:

театр: (латинское theatrumиз греческого theatron), где мы смотрим спектакль (spectaculum), восхищаемся игрой актеров (actores) и не можем не заметить декораций (decorationes)и другие;

живопись: орнамент (ornamentum),стиль (stilus),иллюстрация (illustratio),линия (linea),колорит (от color) и другие;

скульптура: (sculptura),фигура (figura),статуя (statua), монумент (monumentum)и другие.

  1. крылатые выражения и высказывания персонажей.

Последние мы рассмотрим на конкретных примерах в третьей части работы.

Выводы:

Латинскийязык сыграл немалую роль в обогащении русской лексики и терминологии, связанной в большей степени со сферой научно-технической жизни. В данной главе была предложена классификация латинских слов и выражений по функциональным стилям русского языка.

ІІІ Функции латинизмов:

в художественной литературе;

Язык художественной литературы представляет собой наиболее полное выражение литературного языка и во многих случаях выходит за его пределы в область языка национального, общенародного.

Если функциональные стили являются разновидностями литературного языка, его частными подсистемами, то язык художественной литературы способен включить все богатство литературного и в значительной мере общенародного языка: все пласты русской лексики во всем разнообразии ее семантики, экспрессивных и функционально-стилистических оттенков (от просторечия до высокой книжной), со всеми ее значениями – прямыми и переносными, всю русскую фразеологию, почти все средства грамматики и прежде всего – огромное разнообразие синтаксических конструкций, типов и предложений.

Язык художественной литературы может включать также языковые черты и даже целые фрагменты функциональных стилей (научного, официально-делового, публицистического).

Художественная речь в зависимости от объекта изображения (среды в которой происходит действие) может включать и внелитературные языковые средства – диалектизмы, жаргонизмы и т.п. В зависимости от жанра язык художественной литературы может использовать устаревшие слова (архаизмы), заимствованные слова из других языков, в частности латинизмы (заимствования из латинского языка), а также фразеологические обороты, пословицы, поговорки, крылатые выражения.

Особую, немногочисленную, но важную группу латинских выражений, вошедших в русскую литературу, составляют выражения, не имеющие цитатного характера у того русского автора, у которого мы их впервые находим, а всецело ему принадлежащие. Так, давая своему стихотворению «Молчи, скрывайся и таи …» латинское заглавие «Silentium», Тютчев преследует цель возвысить «молчание» над кругом привычных, обыденных ассоциаций, которые вызывало бы равнозначное русское слово. В то же время само слово «silentium» становится крылатым, обогащаясь связью с содержанием этого стихотворения.

Давая в УІ главе «Евгения Онегина» характеристику незадачливого участника кампании двенадцатого года Зарецкого, Пушкин вводит строки, в которых говорится об его превращении из буяна и кутилы в доброжелательного сельского хозяина, словами Sedaliatempora. Здесь торжественная латынь имеет шуточный и даже насмешливый характер, отчасти усиленный и тем, что «латынь из моды вышла ныне». И с тем же оттенком мы находим Аliatemporaво «Временнике Пушкинской комиссии» за 1970 г., с. 75, где это воспринимается уже как цитата из Пушкина.

Использование экспрессивной силы латинских слов мы находим в стихотворении Брюсова UltimaThule. Заглавие здесь повторяется как рефрен в последней строке каждой из шести строф стихотворения. И своей иноязычностью, создающей впечатление отчужденности и загадочности, и самим своим унылым звучанием эти два слова дополняют образ легендарного острова, как бы лежащего на грани реальности и потустороннего мира.

«UltimaThule» - «Крайняя Фула», край света; крайний предел чего-либо.

Весьма многочисленны примеры парафразирования общеизвестных латинских текстов или поговорочных выражений. Так, Пушкин, называя артистку Колосову - старшую filiaepulchraematerpulchrior («Мои замечания об русском театре»), имеет в виду первую строку оды Горация 1, 16.

Filiaepulchraematerpulchrior – Прелестной дочери прелестнейшая мать.

Приговор, почти единогласный, назвал Сашеньку Колосову наследницей Семеновой. Во все продолжение игры ее рукоплескания не прерывались. По окончании трагедии она была вызвана криками исступления, и когда г-жа Колосова большая Filiaepulchraematerpulchriorв русской одежде, блистая материнской гордостью, вышла в последующем балете, все загремело, все закричало. Счастливая мать плакала и молча благодарила упоенную толпу. А.С.Пушкин, Мои замечания об русском театре (ПСС, т.7. с.11)

Подобным же образом парафразирует молодой Чехов известную поговорку QuodlicetJovinonlicetbovi в письме к А.Н.Плещееву. Шутливо упрекая почтенного адресата в том, что он поддался заболеванию бронхитом, что приличествовало бы разве только какому-нибудь дохленькому литератору, а не ему, обладателю широких плеч, Чехов меняет в этой поговорке местами Юпитера. Т.е. Плещеева, и быка и пишет ему:

QuodlicetbovinonlicetJovi.

Парафрастическому способу использования латинских крылатых слов – как и поговорочных выражений вообще – противостоит способ, который можно назвать эмфатическим – от греческого слова «эмфасис» («скрытое указание», «намек»). Цитирующий приводит не полнотью то или иное определенное крылатое выражение, а только одно или несколько слов из него, иногда даже не представляющих собой законченной грамматической конструкции и не имеющих законченного смысла, предполагая, что этого достаточно, чтобы вызвать у собеседника или читателя по ассоциации представление о том общеизвестном, витающем у всех на устах выражении, откуда эти слова почерпнуты.

Ярким примером такой эмфатической цитаты является fuit у Тургенева в письме, где он говорит о смерти А.К.Толстого. Весь пафос этого слова заключен в напоминании о вполне определенном стихе Вергилия – «Энеида», 2, 325.

Но ироническими оттенками различной интенсивности не ограничены возможности смыслового варьирования крылатых слов. По самому своему определению они заключают в себе художественный образ, и именно это придает им семантическую емкость, позволяющую им органически включаться в тексты самого разного содержания. Более того стилистическая ценность всякого крылатого слова, всякого эпиграфа, всякой цитаты в том и состоит, что в каждом конкретном случае своего использования они в той или иной мере обогащаются новым смыслом, почерпнутым из сочетания с данным контекстом и лежащей в его основе ситуацией.

Приведем примеры крылатых латинских выражений в художественной литературе, высказывания писателей и персонажей произведений.

Ave, MaterDei– «Радуйся, Божья Матерь!»

Начало вечерней католической молитвы.

Полон верой и любовью,

Верен набожной мечте,

Ave, MaterDei, кровью

Написал он на щите.

А.С.Пушкин, Жил на свете рыцарь бедный (ПСС. т.3, с.117)

Degustibusetcoloribusnonestdisputandum

О вкусах и цветах не спорят

Поговорка средневековых схоластов. Соответствует выражению «на вкус и на цвет товарищей нет».

А.П.Чехов

У вас 600 кустов георгин… На что Вам этот холодный, не вдохновляющий цветок? У этого цветка наружность аристократическая, баронская, но содержания никакого… Так и хочется сбить тростью его надменную, но скучную головку. Впрочем, degustibusetcoloribusnonestdisputandum. (Собр. соч., т. 11. Письмо к Н.А. Лейкину, Гослитиздат. М., 1956, стр. 46

De mortuis nil nisi bene

(De mortuis aut bene aut nihil)

О мертвых (говори) хорошо или ничего (не говори)

Выражение demortuisnilnisibene является вероятно, переводом изречения одного из «семи мудрецов» (мудрецы древней Греции, жившие в УІІ и УІ вв. до н.э. и излагавшие свои мысли в кратних образних выражениях). Изречение філософа Хилона (УІ в. до н. э.) «об умерших не злословить» приведено Диогеном Лаэртским (конец ІІ в. и начало ІІІ в. н.э.) в его сочинении „Жизнь, учение и мнения знаменитых философов”.

Это изречение греческий писатель Плутарх (ок. 46 – после 120 г. н.э.) приписывает в несколько иной форме афинскому реформатору и законодателю Солону.

Известен, между прочим, закон Солона, запрещавший хулить усопших.

Греческий историк Фукидид (У в. до н.э.) говорит: „Того, кого уже нет, каждый обыкновенно хвалит”.

В.Г. Белинский

Дельвиг … но Дельвигу Языков написал прелестную поэтическую панахиду, но Дельвига Пушкин почитает человеком с необыкновенным дарованим; куда же мне спорить с такими авторитетами?... Demortuisautbeneautnihil, и поэтому я не хочу обнаруживать моего собственного мнения о сем поэте. (Собр. соч., т.1, Литературные мечтания, Гослитиздат, М., 1948, стр.62)

Tabula rasa

Стертая доска

(на которой ничего не написано)

Древние греки и римляне писали на навощенных дощечках, заглаживая затем написанное. Употребляется в переносном смысле, означая пустое место, на котором можно писать, что угодно.

Аристотель в произведении «О душе» («Deanima», ІІІ, говорит: „Как на доске, на которой действительно ничего не написано”.

М.Е.Салтыков-Щедрин

Воспитание это было, так сказать, институтско-опереточное, в котором перевес брала едва ли не оперетка. Тут в хаотическом беспорядке перемешивалась и задача о летящем стаде гусей, и па с шалью, и проповедь Петра Пикардского, и проделки Елены Прекрасной, и ода к Фелице, и чувства признательности к начальникам и покровителям благородных девиц. В этом беспорядочном винегрете (вне которого она с полным основанием могла назвать себя tabularasa) трудно было даже разобраться, а не то, что исходную точку найти. (Собр. соч., т.7, Господа Головлевы, изд. «Правда», М., 1951, стр. 149)

В.В.Воровский

Совсем иначе росли Базаровы. В их среде тоже было много предрассудков, завещанных бедностью, невежеством, некультурностью, но эти предрассудки легко рассеивались при первом столкновении со знанием, а для Базаровых характерно было бегство из своей среды в погоне за знанием. Зато у них не было никакой традиции, передаваемой путем воспитания, у них не было вообще никакого воспитания. Их психика представляла почти tabularasa, за которой жизнь записывала последние свои истины. (Литературно-критические статьи, Гослитиздат, М., 1956, стр. 227.)

Ubi bene,ibi patria

Где хорошо, там и родина

Первоисточник этого афоризма – комедия «Plutes» («Богатство») выдающегося греческого комедиографа Аристофана (ок. 446-388 гг. до н.э.) В этом афоризме находит свое яркое выражение беспринципность космополитизма.

А.С.Пушкин

Москва доныне центр нашего просвещения: в Москве родились и воспитывались, по большей части, писатели коренные русские, не выходцы, не переметчики, для коих: Ubibene, ibipatria, для коих все равно: бегать ли им под орлом французским, или русским языком позорить все русское – были б только сыты. (т. 5, Торжество дружбы, или оправданный Александр Анфимович Орлов, Гослитиздат, М., 1965, стр. 92)

Defacto– фактически, на деле.

Она – тут же, вероятно, сказала, что бесчестьем себе почитает называться и женою его. У нас развода нет, но Defacto они развелись, и ей ли было после умолять его о помощи! (Достоевский Ф.М., Униженные и оскорбленные СС, т.3. с.379-380)

Выводы:

Таким образом, крылатые слова и латинизмы, рассматриваемые как явление живой речи, письменной или устной, имеют двоякую семантико-стилистическую направленность, определяющуюся их смысловой связью как со своим первоисточником, так и тем текстом, в который они вступают в качестве его органического элемента – цитаты. Независимо от приведенных здесь разновидностей в употреблении латинских цитат, они получают различные смысловые и стилистические оттенки по характеру их связи с контекстом, в котором они приводятся. Отсюда и вытекает необходимость возможно более полно иллюстрировать объяснение цитат конкретными примерами их употребления. Должное внимание на эту сторону их комментирования обратил Н. О. Овруцкий.

Функции латынизмов в научных текстах законодательных документов

Научный стиль обслуживает сферу науки, то есть сферу человеческой деятельности, функцией которой является выработка и теоретическое осмысление объективных знаний о действительности. Как способ освоения действительности наука отличается стремлением к максимально обобщенному, объективному, обезличенному знанию. Науку характеризует интеллектуально-понятийный образ мышления. Эти особенности научного познания воплощаются в содержании и отражаются в языковой форме научных произведений. Современными формами научных текстов являются монографии, статьи, доклады, сообщения, рецензии, описания, рефераты, авторефераты, тезисы докладов и сообщений, отчеты о научно-исследовательской работе, диссертации. К особенностям научного стиля можно отнести употребление специальных терминов, а также заимствованных слов, тесно прижившихся в современном русском языке. Но которые первоначально пришли в русский язык из других языков в частности из греческого и латинского. Соответственно большинство терминов в научной и технической литературе – это латинизмы (грецицызмы).

Есть области знаний, которые были разработаны в древнем Риме, поэтому неудивительно, что их терминология, проникшая в наш быт, латинского происхождения. Такова, например, наука права — юриспруденция (jurisprudentia).

Приведем несколько примеров из современных юридических документов.

Закон Украины о социальных услугах

Статья 3.

Основные принципы предоставления социальных услуг

Предоставление социальных услуг основывается на принципах:

  1. адресности и индивидуального подхода;

б. доступности и открытости;

в. добровольности выбора получения или отказа от предоставления социальных услуг;

г. гуманности;

д. комплексности;

е. максимальной эффективности использования бюджетных и внебюджетных средств субъектами, предоставляющими социальные услуги;

ж. законности;

з. социальной справедливости;

и. обеспечения конфиденциальности субъектами, предоставляющими услуги, соблюдения ими стандартов качества, ответственности за соблюдение этических и правовых норм.

Латинизмы, которые были использованы в данном тексте:

принцип (principium);субъект (subjectum); гуманность (humanitas); индивидуальный (individualis); норма (norma); социальний (socialis); максимальный (maximus); комплексный (complexus).

Статья 17.

Кадровое обеспечение предоставления социальных услуг

Предоставление социальных услуг осуществляют социальные работники и другие физические лица, имеющие соответствующее образование и склонные по личным качествам к предоставлению социальных услуг.

К предоставлению социальных услуг могут привлекаться волонтеры, деятельность которых регулируется соответствующим положением, утвержденным Кабинетом Министров Украины.

Квалификационные требования к социальным работникам и другим специалистам, предоставляющим социальные услуги, порядок их аттестации определяются соответствующими центральными органами исполнительной власти.

Латинизмы которые были использованы : социальний (socialis); аттестация (attesstatio); орган (organum);специалист (speciaalis);центральный (centralis).

В юридическую терминологию латинские слова и выражения проникли еще во времена Древней Руси. Ковалев Н.Г. в своей монографии «Терминология статута Великого Княжества Литовского 1588 года» анализирует этот исторический документ и выделяет 5 групп латинизмов. Приведем выдержки из этой монографии.

Латинский язык, будучи в Средние Века языком права на территории практически всей Западной Европы, оказал колоссальное влияние на формирование юридической терминологии в абсолютном большинстве европейских языков. Не был исключением и древнерусский - государственный язык Великого Княжества Литовского.

При рассмотрении материала все латинизмы были распределены по пяти группам.

К первой группе относятся слова, перешедшие в древнерусский язык без сколько-нибудь существенных изменений звучания и значения: апеляцыя (лат. apellatio) - "обращение в высшую судебную инстанцию", артыкул (лат. articulus) - "статья, параграф, раздел", куратар (лат. curator) - "опекун", магiстрат (лат. magistratus) - "руководство, власти", магнат (лат. magnatus) - "богатый, знатный человек, владелец больших земельных угодий", статут (лат. statutum) - "постановление, собрание законодательных актов" и многое другое.

Ко второй группе относятся слова, сохранившие в древнерусском языке свое звучание, но изменившие значение: аутэнтык (лат. authentus "подлинный, достоверный") - "точный текст какого-либо документа, переписанный с подлинника и заверенный печатью и подписью должностного лица", дукт (лат. ductus "направление") - "межевая линия", iнстыгатар (лат. instigator "подстрекатель") - "государственный истец", канвакацыя (лат. convocatio "созывание") - "сейм, который собирался примасом в случае смерти короля", пракуратор (лат. procurator "уполномоченный") - профессиональный юрист, который занимался адвокатской практикой", прапiнация (лат. propinatio "здравица, тост") - "исключительное право феодалов на производство спиртных напитков", рэстытуцыя (лат. restitutio "восстановление, обновление") - "возвращение полученного в результате сделки, если сделка признавалась незаконной", экзэмпт (лат. exemptus "изъятый, вынутый") - "лицо, на которое не распространялись общегражданские нормы права". В большинстве приведенных здесь примерах мы имеем дело с сужением значения слова, его терминологизацией при переходе из латинского в древнерусский язык.

При сравнении слов первой и второй групп обращает на себя внимание следующий факт: все слова первой группы употреблялись в качестве юридических терминов уже в латинском языке, в то время как слова второй группы в классической латыни юридическими терминами не были.

Третью составляют слова, изменившие свое звучание, но сохранившие значение, свойственное им в латинском языке. Таких слов у нас всего два: шкрутыниум (лат. scrutinium "исследование, досмотр, следствие") - "следствие по уголовным делам" и шкрутатар (лат. scrutator) - "следователь". Переход "с" в "ш" в начале слова связан, по-видимому, с влиянием польского языка. Не исключено, что эти два слова были заимствованы не посредственно из латыни, но через посредство польского, что и отразилось на их фонетическом облике.

К четвертой группе слов, изменивших как звучание, так и значение, относится только один термин - кусташ "хранитель государственного архива". Это слово заимствовано из польского kustosz, где имеется аналогичное значение [2, с.219]. Польское же kustosz в свою очередь происходит от латинского слова custos - "сторож, страж, охранник".

Пятую, довольно многочисленную группу, составляют слова, отсутствовавшие в классической латыни, но созданные в Средние Века на базе латинских корней и словообразовательных форматов: актыкацыя (лат. acta - "протоколы, постановления") - "запись документов в актовые книги", секвестр (лат. seguestro - "отделяю") - "ограничение личных неимущественных прав человека". Существительное квiт - "расписка, вексель", согласно М. Фасмеру, восходит к лат. quietus - "спокойный" [3,с.219]. Образованный на базе этого существительного глагол квiтаваць - "выдавать вексель", судя по его словообразовательным характеристикам, сформировался уже в одном из языков Речи Посполитой: либо в польском, либо в старобелорусском. Не менее интересным представляется нам слово банiт - "лицо, лишенное прав и приговоренный к изгнанию". Это слово выводится из латинского bonitas - "справедливость". У существительного банiт имелся синоним славянского происхождения - вываланец [1, с.471].

Рассмотренный нами лексический материал позволяет сделать несколько выводов:

Основную массу латинизмов в юридической терминологии составляют слова первой, второй и пятой групп. Не многочисленность слов, изменивших свой фонетический облик под влиянием других языков, свидетельствует о том, что основная масса латинской лексики непосредственно из латыни, а не через польский или какой-либо иной третий язык.

Многочисленность слов, принадлежащих к первой группе, свидетельствуют о хорошем знакомстве создателей Статута с римским правом, с системой присущих ему терминов и понятий.

Необходимость терминологически оформить понятия и явления, связанные с государственной структурой Великого Княжества Литовского и не имевшие аналогов в римском праве, породила слова второй и пятой группы.

Выводы: В главе были рассмотрены функции латынизмовв научных текстах законодательных документов на современных примерах, а также использовалась монография Ковалев Н.Г. «Терминология статута Великого Княжества Литовского 1588 года», где ученый анализирует юридические термины, которые были заимствованы с латинского языка.

Выводы

Первое, крылатые слова и выражения, имея литературное происхождение, связаны с определенным языком (в данном случае с латинским).

Во-вторых, они в своем употреблении не ограничены только этим языком и его художественной литературой, а выходят за эти пределы, становятся в той или иной мере международным достоянием и широко используются в научной сфере, официально-деловом, публицистическом стилях. Притом не только в переводе на другие языки, но также – и даже преимущественно – в своей исходной форме. Как показывают многочисленные примеры, жизненность крылатых слов и выражений проявляется и в том, что они могут обрастать и новыми, иногда существенно отличными от первоначальных, значениями, могут порождать новые, более или менее самостоятельные варианты.

Использованная литература:

  1. Арапова Н. С. Из истории крылатых слов и выражений //Русская речь. – 1989. - № 2. – 152-155
  2. Ашукин Н. С. Крылатые слова: Крылатые слова, литературные цитаты, образные выражения. - М.: Худож. лит., 1987
  3. Ашукин Н. С., Ашукина М. Г. Крылатые слова: литературные цитаты; образные выражения. – 4-е изд., доп. – М.: Худож. Лит., 1998
  4. Бабичев Н. Т. Словарь латинских крылатых слов: 2500 единиц. -М.: Рус. яз., 1982
  5. Бабичев Т.Н., Боровский Я.М. Словарь латинских крылатых выражений. – М.: «Русский язык», 2001
  6. Бабкин А.М., Шендецов В.В. Словарь иноязычных выражений и слов. – т. 1-2., 1981-1987
  7. Белинский В.Г. Собрание сочинений. – М., 1976. – т. 1- 9
  8. Блок А.А. Собрание сочинений /Под общ. ред. В.Н.Орлова. – М., 1960-1963
  9. Большой юридический словарь /Авт. Додонов В. Н. – М.: ИНФРА-М., 1997
  10. Брюсов В.Я. Сочинения. – М., 1987. – т. 1- 2
  11. Варбот Ж. Ж Из истории крылатых слов и выражений //Русская речь. – 1987. - № 5. – 137-142
  12. Васильева А.Н. Курс лекций по стилистике русского языка. – М., 1976
  13. Воровский В. В. Собрание сочинений. –М., 1961.– т.1 – 2
  14. Гвоздев А.Н. Очерки по стилистике русского языка. – М., 1965
  15. Герцен А.И. Собрание сочинений. – М., 1954 – 1964, т. 1-30
  16. Грибоєдов А.С. Сочинения. – М., 1956
  17. Громыко И.Н. Русско-латинский словарь. – Минск: «Новое знание», 2000
  18. Дворецкий И.Х. Латинско – русский словарь. – М.: „Русский язык”, 1986
  19. Добролюбов Н.А. Собрание сочинений /Под общ. ред. В.И.Бурсова. – М., 1961-1964. – т. 1-9
  20. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений. – М., 1956-1958. – т. 1- 20
  21. Еникеев М.И. Общая, социальная и юридическая психология: Энциклопедический справочник . – М., 1997
  22. Займовский С.Г. Крылатое слово. М.- Л., 1961
  23. Касаркин В.В. Из истории крылатых слов и выражений //Русская речь. – 1989. - № 1. – с. 145-149
  24. Ковалев Н.Г „Терминология Статута Великого Княжества Литовського 1588 года” //Вопросы языкознания.-1976. – № 2. – с. 34-57
  25. Кожина М.Н. Стилистика русского языка. – М., 1983
  26. Кругликова Л.И. К истории слов и выражений //Русская речь. – 1987. - № 5 . – с.112-114
  27. Купреянова В.Н., Умнова Н.М. Краткий словарь латинских слов, сокращений и выражений. – Новосибирск, 1971
  28. Куприн А.И. Собрание сочинений. – М., 1957-1958. – т. 1-6
  29. Латинский словарь юридических терминов и выражений. – Ростов-на-Дону”Феникс”, 2000
  30. Максимов С.М.Крылатые слова. - М.: Терра, 1995
  31. Матвеев Б.И. Крылатые слова //Русская речь. – 1989. - № 2. – с. 9-12
  32. Михайловский Н.К. Сочинения. Спб., 1896-1897. – т. 1-6
  33. Овруцкий Н.О. Крылатые латинские изречения. – К., 1962
  34. Ожегов С.И. Словарь русского языка.- М., 1986
  35. Осоргин М. «Крылатые слова» //Русская речь. – 1990. - № 1. с.50-54
  36. Писарев Д.И. Сочинения. – М., 1955-1956, т. 1 – 4
  37. Пушкин А.С. Сочинения . – Спб, 1887. – т.1- 8
  38. Салтыков-Щедрин М.Е. Собрание сочинений. – М., 1965-1978. – т. 1 – 20
  39. Словарь иностранных слов. – М., 1988
  40. Стилистика русского языка /Под ред. Н.М.Шанского. – Л., 1989
  41. Толстой А.К. Собрание сочинений. – М., 1963-1964. – т. 1- 4
  42. Топорков А. Л. Из истории слов и выражений //Русская речь. – 1988.- № 4. – с. 127-140
  43. Тургенєв И.С. Полное собрание сочинений и писем. – М-Л., 1961-1968, т. 1-28
  44. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. - Т. 2, М., 1986.
  45. Фомичев С.А. Из наблюдений над языком пушкинской прозы //Вопросы языкознания. – 1990. - № 3. – с.23-38
  46. Фразеологический словарь русского язика /Под ред. Молоткова. А. И. – М., 1986
  47. Фридгендлер Л.Г. Из истории слов и выражений //Русская речь. – 1988. - № 2. – с.123-126
  48. Чекалов А.К. Латинские выражения, пришедшие в русский язык //Русская речь. – 1986. - № 2. – с.142-147
  49. Шульгин А.В. Заимствованные латинизмы //Русская речь. – 1985.- № 4. – с.134-139
  50. Энциклопедический юридический словарь. – М.: ИНФРА-М, 1999
  51. Юридический вестник. – 2003. - № 4.- с.5-13

загрузка...
Top